back@3x
Совместный проект
На главную
Культура
Неизвестный Китай. Какая культура скрывается за иероглифами
Уникальный философ, предвосхитивший путь человечества на две с половиной тысячи лет вперед, и древний театр теней, оживший в XXI веке, — культура Китая не похожа ни на что в мире.
Непознаваемость китайской цивилизации словно подчеркивают местные философы, художники, писатели и актеры. В работах каждого из них — бездна смыслов. Но никакой разбор и деконструкция не перебьют ошеломляющее впечатление от первого знакомства с китайским искусством.
Театр теней
Театр теней — пожалуй, лучшая иллюстрация самобытности и вечной актуальности китайского искусства. Изначально так называли кукольные представления, в ходе которых зрители видели тени вместо настоящих фигурок. Марионетками управлял певец, исполнявший арии, а сами марионетки прятались за белым полотном. Зрители видели только тени и слышали исполнение песен.
По легенде, театр теней придумал министр императора У-Ди, чтобы развлечь правителя. Долгое время в других странах не появлялось ничего подобного: в чести был либо классический театр, либо обычные представления кукол.
Со временем театр теней позаимствовали монголы, и в ходе монгольского вторжения на Запад этот вид искусства узнали в России, в Средней Азии и в Европе. В XVIII веке французские и английские режиссеры начали экспериментировать с собственными вариациями.
В современном мире театр теней обрел вторую жизнь благодаря живым актерам, которые решились заменить кукол за экраном. Теперь театр теней — это полноценный перформанс с безымянными и молчаливыми действующими лицами. Древнее китайское искусство как нельзя лучше подошло реалиям XXI века с его обезличенностью и скрытым доминированием формы.
Магия китайских писателей
Подобно тому, как средневековые европейцы открывали для себя чудо китайского чая, современные любители книг открывают для себя магию китайской литературы. Писатели из КНР XX века наглядно показали, что в литературе и сейчас можно сказать новое слово. Достаточно посмотреть на все глазами человека, пережившего культурную революцию и встречающего расцвет капиталистического Китая.
Маркесоподобные фантасмагории Мо Яня, простые и вечные истории Лу Синя, предельно жесткие и реалистичные страсти Юй Хуа — наиболее яркие штрихи в разноцветной палитре китайской литературы. Писатели современного Китая получают международные премии (у Мо Яня есть Нобелевская), издаются огромными тиражами и задаются вопросами, которые волнуют каждого человека. Но главное — они позволяют взглянуть на мир под углом, недоступным для некитайца.
Рельефнее прочих выглядит Юй Хуа, который выписывает реальность провинциальной бедноты поистине античными методами. Истории оливеров твистов рассказываются то языком Шекспира, то Эсхила. На выходе получается нарочитое смешение реалий китайского общества с обсценной лексикой и человеческих трагедий, дающих фору древнегреческим сюжетам. Такую литературу выдумать невозможно. Ее можно только прожить.
Упрощение как нарратив
Современный российский зритель поймет, что такое традиционный китайский театр, если посмотрит передачу под названием КВН. Минимум реквизита: не нужно вытаскивать предмет на сцену, достаточно обозначить его руками. Максимум пантомимы: вместо долгих рассуждений актер должен коротко и четко показать эмоцию персонажа лицом и телом. Игра на образах: всего восемь психологических состояний, доступных на сцене, и «вечное» привязывание актера к одному образу.
Все эти черты роднят традиционный китайский театр, существующий несколько тысяч лет, со студенческим соревнованием родом из Советского Союза — КВН. Похоже, у России и Китая слишком много общего, раз десятилетия эволюции КВН привели к почти полному заимствованию традиций китайского театра. И там, и там ключевым методом сценического нарратива оказалось предельное упрощение.
Зритель китайского театра по намеку на жест понимает, какую эмоцию или действие обозначает актер. К примеру, вышагивание прямыми несогнутыми ногами с одновременным поглаживанием бороды означает, что перед зрителем положительный герой, не имеющий отношения к военной службе. Военный персонаж ходит по-другому — актер проскальзывает по сцене, чтобы на короткое время замереть. Женщины и вовсе приходили на репетиции, чтобы поучиться женственным манерам у актеров-мужчин, исполняющих женские роли.
Забытая философия моистов
Моисты созвучны с именем создателя коммунистического Китая Мао Цзэдуном, но не имеют с ним ничего общего. Название «моизм» происходит от имени древнего философа Мо-Цзы, придумавшего меритократию.
В V веке до нашей эры, за несколько тысячелетий до расцвета гуманизма и демократии, в Китае жил человек, сформулировавший идеалистические постулаты современного общества: накормить и обеспечить всем необходимым максимальное число людей; наделить властью умнейших и способнейших, а не тех, кто оказался в нужном месте в нужное время; одинаково любить каждого человека, не разделяя людей на группы; поддерживать мир и не тратить время на глупые ритуалы.
Философия Мо-Цзы была очень популярна в V веке до нашей эры, но после смерти философа она уступила место более выгодному для власти конфуцианству. К счастью, моизм не иссяк совсем. Редкие последователи Мо-Цзы сохранили его учение, а в XX веке трактаты с ключевыми постулатами перевели на европейские языки. Так у моизма началась новая жизнь. Сейчас прямое влияние древней китайской философии можно видеть повсюду: на наших глазах общество объединяется вокруг базовых ценностей, которые две с половиной тысячи лет назад сформулировал Мо-Цзы.
Культура завтрашней действительности
Китаю есть что предложить и любителям современного искусства. В Европе и США сейчас целый бум китайских художников. Под инсталляции этих мастеров выделяют просторные залы в самых известных галереях мира. Столп современного искусства Китая — это, разумеется, Ай Вэйвэй — провокатор и диссидент, не желающий мириться с установленными доктринами, автор инсталляции из 42 велосипедов и человек, осуществивший мечту 1001 китайца о путешествии в Европу в своей работе Fairytale. Ай Вэйвэй нарочито называет свои работы на английском языке и постоянно разрушает привычные нормы.
Не менее важной фигурой для современного искусства является Цай Гоцян — один из первых авторов, научившихся художественно работать с порохом. Гоцян умудрился включить управляемые (и неуправляемые) взрывы в канон акционизма. Среди других находок художника — приуроченная к 11 сентября работа Clear Sky Black Cloud, которая представляет собой зависшее в небе черное облако, а также знаменитый «Проект для инопланетян № 10: расширение великой китайской стены на 10000 метров». В этом проекте Цай действительно увеличил протяженность великой китайской стены за счет десятикилометровой инсталляции из огня и света.
Наконец, Сунь Юань и Пэн Юй обращаются к теме старости предельно телесным способом — вот они используют трупы и человеческий жир, а вот отправляют кататься на инвалидных колясках двойников мировых лидеров. Дряхлые двойники хаотично перемещаются по комнате и то и дело сталкиваются друг с другом.
И не важно, какой на дворе год, — китайское искусство из века в век опережало свое время.
Также читайте
Озера в пустыне и точка в нигде. Это планета, которую мы не видели
Сделать так же, но дешевле. Как работает импортозамещение в Китае
© 1995–2018 РосБизнесКонсалтинг
Директор спецпроектов: Полина Абдуллина
Арт-директор: Полина Молчанова
Менеджер проекта: Юлия Чеботарь