back@3x
Совместный проект
На главную
Бизнес
Сделать так же, но дешевле. Как работает импортозамещение в Китае
Видеорегистраторы, игрушки, счетчики электроэнергии и сверхточные измерительные приборы можно купить в Китае по бросовым ценам. Так выглядит экономика победившего импортозамещения.
Расцвет китайского бизнеса и экономики легко и удобно списывать на трудолюбие и колоссальную численность населения в КНР. Бесспорно, без ежедневного труда и огромного рынка сбыта Китаю было бы сложнее. Но и без этих факторов страна построила систему, которая из года в год производит все новые технические ноу-хау.
Во многом китайское экономическое чудо стало возможным благодаря долгому и последовательному развитию местных компаний, то есть импортозамещению.
Ограничить нельзя стимулировать
Краеугольный камень китайского подъема — это общие ценности местного бизнеса и властей. Правительство КНР никогда не внедряет какие-либо законы «просто так»: за каждым решением Госсовета и региональных органов лежит тщательно просчитанная экономическая модель.
К примеру, китайские госучреждения долгое время закупали программное обеспечение у американских и европейских компаний. Операционные системы, антивирусы и офисные приложения от Microsoft, Apple и других компаний стали привычными спутниками офисного работника в КНР. В последние годы наметился перелом: доля западных компаний в Китае неуклонно падает, а все большую долю рынка отвоевывают местные игроки.
Все дело в том, что китайские власти рыночным способом подтолкнули потребителей к переходу на отечественные технологии. Сначала люди привыкли к качественной работе американского софта. Дальше местные игроки постарались его заменить. Идея проста: если множество компаний IT-сектора делают одно и то же с переменным успехом, рано или поздно у китайских программистов получится не хуже.
Такое стимулирование без ограничений отличается от политики протекционизма, то есть ущемления зарубежных игроков в пользу своих. При протекционизме устанавливают заградительные пошлины и запрещают продажу товаров; при импортозамещении государство выдает предпринимателям доступные кредиты и помогает бизнесу встать на ноги.
Продать компанию, не теряя контроль
Возможно, самый яркий пример импортозамещения по-китайски — корпорация Alibaba. Огромный склад и торговый центр в онлайн-пространстве начал с адаптации американских реалий на китайский манер. Там, где в США работала Amazon и eBay, в КНР появились Alibaba и Aliexpress — оптовый и розничный магазин чего угодно. В этих интернет-супермаркетах можно купить все — от зубной щетки до вечернего платья или партии дрелей.
На протяжении всего существования Alibaba китайское правительство разными способами помогало основателю компании Джеку Ма — то дешевыми кредитами, то налоговыми послаблениями, то уместным выделением площадей под недвижимость. Ма отплатил сполна.
Когда пришло время первичного размещения акций, акции головной компании Alibaba не попали в свободную продажу. Все, на что могли рассчитывать инвесторы, — доля в зонтичном бренде, зарегистрированном где-то на Виргинских островах.
Да, у этой структуры было множество контрактов, гарантировавших устойчивость связей с Alibaba и другими сферами интересов Ма. Но факт остается фактом: в строго документальном смысле слова «иностранные инвесторы» не владеют ни юанем в империи Alibaba. Китайская торгово-технологическая компания осталась исключительно китайской.
Зачем повторять технологии
Повторение и воспроизводство технологий — краеугольный камень импортозамещения по-китайски. Автопром КНР совершил стремительный взлет только за счет усидчивости местных сотрудников. Из года в год инженеры китайских компаний ездили на крупнейшие автосалоны по всему миру и буквально с рулеткой обмеряли параметры европейских и американских моделей-новинок.
Такие «наработки» доставались китайским автозаводам, и те принимались выпускать дешевые клоны известных машин. Китай и сопредельные страны (в числе которых оказалась и Россия) наводнили копии BMW, Mercedes-Benz, Mini и других брендов, которые «творчески интерпретировали» в Китае. Разница в цене. Китайский заменитель стоит в несколько раз меньше, требует менее дорогого бензина, а в обслуживании неприхотлив: ремонт китайской машины обойдется существенно дешевле сервиса западных моделей.
По той же схеме действуют фармацевтические компании. Китай активно производит дженерики — заменители оригинальных лекарств с тем же действующим веществом. В большинстве случаев такие препараты действуют так же эффективно, как оригиналы, — вот только их стоимость оказывается в несколько раз меньше.
Все дело в том, что производитель дженериков не платит так называемое роялти — регулярный денежный взнос за пользование чужим патентом. Эти поборы никак не влияют на технологический процесс, а служат лишь средством обогащения фармацевтических компаний. Убрав из финансовой цепочки лишнее звено, китайские компании смогли вылечить тысячи людей доступными лекарствами последнего поколения.
Причем здесь нефть
В России долгое время не задумывались о полноценном импортозамещении. У страны был мощный козырь в конкуренции с другими государствами — собственные газ и нефть.
Сейчас времена изменились. Для эффективной экономики больше не достаточно перегонять сырую нефть по трубам и перепродавать ее в другие страны. Теперь эту нефть нужно переработать.
Нефтепродукты из переработанного сырья генерируют намного большую добавленную стоимость, чем нефть в чистом виде. А значит, всевозможные масла и другие продукты нефтепереработки оказываются крайне выгодными.
Сейчас на этом играет множество компаний, возводящих нефте- и газоперерабатывающие заводы (НПЗ и ГПЗ) по всей России. На Дальнем Востоке такое предприятие появится в 14 километрах от города Свободный Амурской области. На западе страны внимание привлекает завод по сжижению газа у компрессорной станции «Портовая». Этот завод позволит России производить и экспортировать сжатый природный газ (СПГ) — топливо, которое стало причиной могущества и влияния эмирата Катар.
До сих пор Россия поставляла другим странам нефть и газ по трубам. Баллоны со сжиженным природным газом убирают зависимость от труб и позволяют продавать товар кому угодно, где бы ни находился отправитель и где бы ни ждал клиент. Именно такая схема сделала Катар ключевым игроком на рынке СПГ и превратила крошечное государство в Персидском заливе в центр влияния всего Ближнего Востока.
Почему это называется импортозамещением? Все потому, что Амурский ГПЗ и завод у «Портовой» создает российская компания с российскими инженерами — научно-исследовательский институт нефти и газа «Петон». И если раньше технологии для подобных комплексов Россия закупала за границей, то теперь источником знаний и компетенций оказывается местная компания с российскими сотрудниками.
Прямо сейчас доля иностранного оборудования и технологий в нефтегазовом секторе России составляет 60-80%. И с каждым годом эта доля сокращается в пользу российских поставщиков.
Без бизнес-интересов система не заработает. Да, российский бюджет получает от этого налоги, а россияне — рабочие места, но основной причиной развития технологий может быть только финансовый стимул для частных компаний. Тот же уфимский «Петон» неплохо зарабатывает на Амурском ГПЗ и «Портовой». А полученные деньги вкладывает в собственные научно-исследовательские разработки. Так российский бизнес получает еще одно преимущество: возможность развивать технологии, чтобы в дальнейшем конкурировать с зарубежными компаниями.
Каковы результаты
Газовые баллоны, дорогостоящее медицинское оборудование, комплектующие для самолетов и космических кораблей — прямо сейчас в Китае производят каждое из этих изделий. Причем производят разные компании, конкурирующие друг с другом.
Только в 2015 году Китай сократил импорт продукции из других стран на 14%. За 2017 год расходы на логистику внутри КНР уменьшились на $13 млрд. Эти параметры взаимосвязаны. Чем меньше страна ввозит товаров из других стран, тем сильнее она полагается на свою экономику и тем меньше нагружает нужные транспортные коридоры.
Один из таких коридоров — Великий Шелковый путь, автомобильный и железнодорожный маршрут, который соединяет Китай с Европой через Россию. Поезда и грузовики, курсирующие по этому маршруту, ведут себя почти одинаково. Они уезжают из КНР, доверху забитые товаром, а возвращаются почти пустыми. Выгодная торговля идет только в одном направлении.
Если Россия успеет подключиться к революции знаний, которая происходит прямо сейчас, то у страны есть все шансы включиться в этот экономический локомотив, запущенный Китаем.
Также читайте
На лыжах по пустыне. Что скрывает самый таинственный регион Китая
По ту сторону стены. Как прошла гонка в самом закрытом регионе Китая
© 1995–2018 РосБизнесКонсалтинг
Директор спецпроектов: Полина Абдуллина
Арт-директор: Полина Молчанова
Менеджер проекта: Юлия Чеботарь
Редактор проекта: Антон Погорельский